Институт ПушкинаЭстапрял

В Эстонии, по разным причинам, с каждым годом увеличивается количество русскоязычных детей, поступающих в школы с эстонским языком обучения. Родители всё чаще встают перед проблемой — как сохранить идентитет ребёнка, дать ему хороший русский язык, знания по родной литературе и культуре. На эти вопросы ответила директор Таллиннской школы русского языка Института Пушкина, известный автор учебников по русскому языку, доктор педагогических наук Инга Мангус.

 

Инга, ваша школа начинает новый учебный год, скоро ей  20 лет и сегодня это одна из самых  известных школ выходного дня для русскоязычных детей в Эстонии. А что изменилось за эти годы?

В первую очередь изменились мы сами, наш преподавательский коллектив: мы стали опытнее, мудрее, т.к. через нас прошли сотни ребят, мы разработали свои собственные учебники, учебные программы. Конечно же, во многом изменилось сознание родителей – теперь они, как правило, не тянут с изучением русского языка своим ребёнком до 5-6 класса, а уже в 1-2 классе приводят к нам своих чад. Т.е. произошло реальное осознание существующей проблемы.

А, кстати, в чём, собственно, состоит проблема? Ведь по-русски дети говорят, в эстонской школе русский язык тоже изучают…

Наши учащиеся – это в 80-90% случаев русские ребята из школ с эстонским языком обучения или классов погружения.  Если в двух словах, то их основная проблема – это, во-первых, отсутствие навыка письма: они не умеют (иногда грамотно, а иногда и вообще) писать; во-вторых, у них очень маленький (можно сказать, примитивный) словарный запас. Кроме того, они часто с трудом читают (особенно рукописный текст) и у них абсолютно отсутствует русский культурный фон (пословицы, поговорки, расхожие фразы из фильмов и мультфильмов, литературные персонажи). Русский язык как школьный предмет начнётся у них в 6 классе и не как родной, а как иностранный язык, т.е. они начнут вместе с эстонцами учить выражения «Привет!» и «Как дела?».

 

Но, родители-то должны это видеть, осознавать, что-то предпринимать? Кстати, на худой конец, могут сами заниматься с детьми.

– Родители разные. Кто-то не видит проблемы, точнее не задумывается. Кто-то видит, но нет времени заняться. Некоторым жаль своих чад: всё-таки дополнительная нагрузка. Другим лень возить детей по выходным в школу. Причин много. Спохватываются тогда, когда выясняется, что ребёнок не может складно прочесть элементарный русский текст или написать по-русски СМС. Вот и приводят к нам детей 14-15-ти лет, а то и 17-ти лет. Сейчас, к счастью, очень редко. Как я уже говорила, проблема стала осознаваться широким социумом.

Это правда. Поднять себя в выходные сложно как родителям, так и детям. А что вы посоветуете?

Русским детям во всём сложнее: большая часть их жизни проходит в иноязычной среде. Говоря фигурально, им надо быть амбидекстрами – людьми, одинаково хорошо владеющими и левой и правой рукой, а в лингвистическом смысле – билингвами. Поэтому надо больше трудиться, чтобы преуспеть. Иногда приходится выбирать: или футбол, или русский язык. Тут уж многое зависит от родителей, как они замотивируют детей: дадут с собой что-нибудь вкусное, пообещают что-то и т.д. А мы со своей стороны стараемся, чтобы занятия были интересными, увлекали детей; предлагаем разные экскурсии, поездки и т.п.

И как результаты после посещения вашей школы? Каков итог?

Результат, на самом деле, очень неплохой. Как-то мы взяли государственные тесты для русской основной школы (по 9 класс включительно) и дали нашим ребятам.  Все написали работы очень хорошо!

И последний вопрос. Видите ли вы какие-то новые тенденции в вопросе сохранения идентитета русского ребёнка?

Из наиболее заметных, например, то, что среди учеников нашей школы явно увеличилось количество ребят из школ с русским языком обучения. Причина, видимо, в общем уменьшении количества часов по русскому языку и литературе и желание родителей дать своим детям глубокие знания по родному языку.

 

Записала Катрийн Вальбрит